terso1.ru

Всего зарегистрировано: 807 Сейчас на сайте:0Новых:0Гости:6

Sonja
67
Санкт-Петербург

Место в рейтинге дневников - 12

Количество подписчиков - 10

Количество постов - 38

Количество комментариев - 291


Список подписчиков

Подписаться

Папка:

   

Дневник


Рубрики:все | Из LP (семья) | Семья | Работа | цитаты | LP | 

Рубрика: Семья
Для всех

14.03.2009, 14:02

Вытащила предыдущий текст потому, что это, может быть, проблема, интересующая меня гораздо больше любой другой…

В процессе обсуждения год назад было сказано много хороших и умных слов  – о сотрудничестве, о взаимопонимании, о бабушках, но больше всего понравился мне, пожалуй, анекдот о человеке, который перед свадьбой делится с приятелем шестью своими теориями по воспитанию будущих детей, а через двадцать – сознается тому же, что у него теперь шесть детей и ни одной теории…

Вот, и я большую часть собственной уверенности утратила в процессе…

Сейчас, правда, лучше понимаю механизмы, которые ломают наши прекрасные построения. Мы ведь живем не в стерильном литературном мире, и дело даже не в том, что за пределами нашего почти идеального дома твориться невообразимое – главное происходит с нами любимыми. Меня в свое время просто потряс рассказ младшей дочери Толстого о том, как мать ее, графиня Софья Андреевна, таскала свою девочку за волосы и вопила на нее отвратительным голосом: "Подлая негодяйка" – ну, или как-то так.… Тем голосом, думаю, каким кричат на СВОИХ детей почти все ваши соседки, и, самое ужасное, вы сами.… А только на днях закрыла последнюю страницу чрезвычайно поучительных воспоминаний дочери Сэлинджера, того самого, который потряс всех   когда-то образом Холдена,  мечтавшего стоять над пропастью во ржи и ловить малышей, неосторожно подбегавших к самому краю. Пронзительная история заброшенности и  отчаяния…

Мы преисполнены самых лучших намерений (здесь ведь на подобные темы не общаются антисоциальные типы, которым плевать на судьбу отпрысков), но жизнь складывается так, что нам всегда не хватает времени, что у нас масса проблем, которые рвут в клочья  наши нервы, мы несчастно (или наоборот) влюблены, мы одиноки, нас не понимают собственные родители, все время вмешивающиеся в процесс.… И дети вырастают не по нашим вполне замечательным лекалам, а из клубка этих противоречий, делая собственные, зачастую нелицеприятные выводы, ломаясь и приспосабливаясь….

И я не знаю теперь ни одного по-настоящему стоящего метода воспитания детей, кроме одного: работать надо, прежде всего, над собой, а все остальное сделают наша любовь к ним и терпение…

   

 

 


Рубрика: Семья
Для всех

23.02.2009, 17:15

Мое детство, думаю, закончилось слишком рано – в тот момент, когда бабушка отвела меня в школу. "Отвела" – слово совершенно не подходящее к ситуации: часть дороги она несла меня, брыкающуюся, держа поперек талии, остальную, когда мы вышли на людные места, тащила за руку, а я упиралась пятками и приседала…

До той поры мир был простым и понятным. Наш дом стоял на пригорке, отделенный от города заборами и еще какой-то невидимой стеной: из окон за деревьями просматривались целые картофельные поля, на краю которых белела городская тюрьма, мимо нее потом и ходила в школу четыре года. С нашей стороны к дамбе, за которую надо было перебраться, вел легкий подъем, на другой она обрывалась круто, там сразу начинался центр, и зимой по обледеневшим ступеням деревянной лестницы спуститься было совершенно невозможно. Мальчишки лихо проезжали по ледяным желобам на ногах, а я в ужасе, больше от  стеснения, чем от настоящего страха, карабкалась, судорожно цеплялась за железные перила, или, когда поблизости никого не наблюдалась, неловко, боком, чтобы не набрать снега под пальто, съезжала вниз…

Но главным было другое: первый же тот поход на долгие годы разлучил меня с сестрой, с которой до того момента мы ощущали себя единым целым. Я совершенно не помню своих детских индивидуальных переживаний, своей роли в играх, каких-то наших разговоров – только постоянное присутствие рядом второй головки, еще одного плеча. Вот мы болеем, и нам разрешили расписывать цветными плитками пластилина белый горячий кафель нашей голландки, вот мастерим что-то из деревянных кубиков, принесенных дедушкой из столярной мастерской (особенно ценятся фигурные кусочки  плинтуса), мастерим из гофрированной  бумаги цветы, забравшись на шкаф – любимое место в полупустой квартире, обтачиваем кусочки коры о красные кирпичи дома в надежде получить кораблики.… Да, мало ли занятий у двух девочек, живущих с мамой и бабушкой в странном доме на отшибе с еще полудюжиной детишек….

Не знаю, что чувствовала сестра, когда я покинула ее, но она-то еще на два года задержалась рядом с любимой бабуленькой, да в компании шустрой подружки, а я надолго погрузилась в пугающее одиночество среди толпы чужих шумных детей. Как-то так меня воспитали, что казалась себе совершенно никчемной, никому не нужной, а все вокруг были интересными, даже загадочными, наделенными удивительными способностями. Мальчики были такими смелыми…. У девочек были замечательные косы, некоторые прекрасно рисовали или хорошо пели, у одной на руке был шрам на месте ампутированного шестого пальца.…  Я не решалась с ними дружить, только иногда тайно любовалась то одной, то другой и мечтала, что они когда-нибудь меня отметят и сами предложат…

Сестра немного завидовала моим занятиям, самостоятельному чтению, но быстро находила утешение в свободе, а я сердилась на нее за то, что мешала делать уроки, да иногда пыталась на нее переложить ответственность за неудачи.

Как ни напрягаю память, никак не могу представить наши встречи в школе…. Мы поменяли одну за другой их три, но классы наши всегда располагались или на разных этажах, или в противоположных концах коридоров, друзья наши все больше отдалялись по возрасту – а нигде нет больше такой пропасти, как между 6-ым и 4-ым,  или 11-ым и 9-ым в школе. Думаю, младшие всегда страдают от пренебрежения старших, которых  сильно  заносит оттого, что они всегда впереди. В последние школьные годы мы, правда,  общались уже гораздо больше, но я все равно не помню ее друзей, почти не бывала на соревнованиях, где она получала свои разряды по гимнастике и волейболу, не интересовалась, что читает, в кого влюблена…

Да, мое детство точно закончилось тогда…

 


Рубрика: Семья
Для всех

22.02.2009, 15:11

Мое сознание устроено каким-то таким странным образом, что как только слышу какую-нибудь "правильную" мысль, так сразу же испытываю непреодолимое желание покопаться в ней, разоблачить и опровергнуть…

Вот, день за днем читаю, что в любви гораздо важнее то, что даешь сам, а не то, что получаешь – и кажется мне будто что-то тут не так…

Когда мы любим, глаза нашего избранника как волшебное зеркало показывают нам самих себя прекрасными, умными, добрыми – и все эти достоинства мы с радостью готовы вручить другому человеку. И это самый большой дар, который "даем" – тут-то и кроются два, по  крайней мере,  подводных камня: во-первых мы склонны , ослепленные этим отраженным светом, ценность собственных даров преувеличивать и не очень-то желаем задумываться, готовы ли их во всей полноте принять. Но, главное, наш возлюбленный находится в том же зеркальном положении: мы своим чувством повысили его самооценку до небес, он тоже себе нравится, он так же всего себя, со всеми своими достоинствами, вручает нам. Умеем ли мы принимать его подарки? Ведь только уверенность в том, что получаешь не меньше, чем даешь, делает нашу жизнь счастливой и по-настоящему наполненной – в противном случае рождаются другие модели, столь всем знакомые: жертвы и мучителя, прислуги и эксплуататора, труженика и вертихвостки…

Вопрос о том, что вы хотите получить взамен,  может быть, гораздо важнее того прекраснодушного "что я могу дать"... Потому что дать вы можете только то, что уже у вас есть (а не то, что напридумывали в минуту самолюбования), и только то, что захотят от вас принять – а именно это и является обратной картиной пары: дать-взять. Как раз самое трудное найти человека, который нуждается в тех прекрасных вещах (качествах), которыми вы обладаете и взять от него то, что ценит он в себе – а не требовать того, чего у него и в нем нет... Это очень красиво звучит: "Дать,  ничего не ожидая взамен, а потом уже что-то неожиданно получить..."  – но каждый человек больше всего хочет, чтобы его оценили, а поэтому иногда гораздо важнее научиться прежде БРАТЬ – не цветы или шубу, но именно другого... Поза: "мне неважно, дают ли мне что-то в любви" – эффектна, но останавливает встречный бескорыстный порыв. А ценность любого дара заключается в желанности его для получающего.

Так что давайте изучать своего избранника и на предмет того, что он может нам дать, чтобы потом не упрекать за то, что нас не ценит….

P.S. Уже готова разоблачать собственные прекраснодушные выкладки, обошедшие стороной материальную сторону предмета…  

 


Рубрика: Семья
Для всех

08.02.2009, 14:01

Как так получается, что все мы почти всегда недовольны друг другом: дети – родителями, жены – мужьями, братья – сестрами? Мы снисходительны только к слабостям, промахам и недостаткам посторонних, но самые близкие всегда ведут себя как-то возмутительно неправильно, и мы постоянно жалуемся на своих детей, женщин, выживших из ума стариков…
Это и есть любовь, которая мстит за первоначальное ослепление, или следствие того, что любви давно нет? Ведь был же момент, когда нам нравилось в этих людях все…. Помню, как лет до 10-11 на всех семейных праздниках посещала меня гордая мысль: какое счастье, что родилась в самой лучшей стране, в таком замечательном городе, среди самых лучших людей…. Не только мама и ее мама, но и бабуленькина веселая сестра, ее муж, краснодеревщик, музыкант и художник, их дети, мамины двоюродные брат и сестра, с которыми она выросла, и тетин муж, полугрек, полуармянин, и похожие на него дети, и красвица-латышка Дзидра, жена дяди…. Когда все они стали казаться слегка сумасшедшими? О стране просто молчу…. А наши любимые – как из самых прекрасных, добрых и умных они превращаются в козлов и куриц? И дети…. Совсем недавно нас умиляло в них все. Года в четыре моя девочка спросила так участливо: "Мамочка, как тебе не противно убирать мои тошнилки!? " – но теперь-то она тоже живет совершенно "не так"…
И мы абсолютно уверены, что точно знаем, как должны вести себя окружающие, – и пытаемся исправить их, улучшить, наставить на путь истинный: осуждаем, даем советы, поучаем…
И ведь даже не думаем, что сами идеальны, догадываемся о собственных несовершенствах, долго помним, где и кого обидели, оступились, накосячили, но почему-то себя легко прощаем, чужих наставлений не терпим, обижаемся на замечания…. Что же с нами происходит? Почему терпимость и терпение кажутся нам необходимыми только в других?
©


Рубрика: Семья
Для всех

31.01.2009, 13:22

Все лучшее детям…

Меня всегда напрягал этот лозунг: с одной стороны, своей фальшью, с другой – именно тем, что весь наш народ его принял как руководство к действию, не задумываясь о печальном воздействии на поколения…

Многие с возмущением не поверят, но родился он совсем недавно, в ранние советские времена, когда родители (оставим в стороне государство) детям отдавали не лучшее, но единственное и последнее…. Движение было естественным для периода абсолютной и всеобщей нищеты, но как-то незаметно утвердилось почти на век, почти важнейшим моментом воспитания. Скорее всего, оно, поддержанное лозунгами и песнями, больше всего понравился самим детям, которые, повзрослев, пережив новые лишения, распространили его через своих отпрысков уже и на вполне благополучные времена.

И стало оно  еще одним элементом, перевернувшим пирамиду патриархальности вверх ногами. Т.е., то, что веками делалось стыдливо украдкой, переместилось во главу угла. Ведь всегда первый, самый большой и жирный кусок доставался отцу, взрослым мужчинам-кормильцам, тем, кого полагалось уважать и почитать – дети же (дармоеды) должны были  знать свое место. Так строилась система отношений в семье, когда старшие навсегда оставались авторитетом. Тогда невозможна была ситуация, чтобы старенькая старушка усаживала здорового недоросля на единственное свободное место, переминаясь на слабых ногах рядом (с тяжелым ранцем и продуктами в руках), подростки не устраивали истерик, требуя себе последние новинки моды, взрослые дети не считали, будто родители должны уступить им свое жилье, потому что уже отжили свое…

На все эти мысли натолкнула меня история, случившаяся недавно в ближайшем кругу: шестнадцатилетняя школьница забеременела – такое всегда случалось…. Молодому отцу уже 24, и родители с радостью устроили им свадьбу – но какую! С лимузинами, подружками, массой гостей и свадебным путешествием не то на Карибы, не то на Мальдивы…. Все понимаю: дело житейское, но зачем же из большой жизненной ошибки – как ни крути – устраивать такой праздник и награду!? Из последних, доложу вам сил (мама девочки уже была замечена в попытках одолжить 15000 рублей на жизнь). Невеста рыдает и грозится не прекратить слез, если ей не оборудуют кухню предоставленной квартирки по последнему слову техники и моды, а родители обеих сторон вовсе не олигархи – так, нормальные средние предприниматели. И это в тот момент, когда капризному ребенку стоило бы хоть в этот последний момент намекнуть об ответственности взрослого человека, что уже не все лучшее ей, а хоть немного пора подумать о собственном потомстве и много – о благодарности папам и мамам, которые выручают и в этот трудный момент, многим жертвуя из своей жизни.

Фэн-шуй просто одним из важнейших правил устройства дома считает необходимость первоначально выделить лучшую комнату родителям. Мудрые китайцы всегда понимали, что во главе всего – уважение к старшим (хуйвэнбины потом сильно и у них попортили картину). И вы, конечно, можете незаметно отложить лучший кусочек своему любимому чаду, но он-то точно не должен об этом догадываться…

©