terso1.ru

Всего зарегистрировано: 805 Сейчас на сайте:0Новых:0Гости:5

Фемида
40
Москва

Место в рейтинге дневников - 23

Количество подписчиков - 3

Количество постов - 139

Количество комментариев - 266


Список подписчиков

Подписаться

Папка:

   

Дневник


Рубрика: все
Для всех

05.06.2010, 18:49

    С наступившим летом всех  пользователей ТРСО !!!!

 

     Дни летят -  проходят годы - унося  с собой невзгоды !!!

     Скоро  птицы прилетят -гнезда свить они хотят .

     И родят они птенцов -удалиц и удальцов !!!

     Чтобы СЧАСТЬЕ было много- потрудиться надобно  немного !!!

 

 

 

Вера! Надежда! Любовь! часть 2 Надежда

 


Рубрика: все
Для всех

30.04.2010, 11:39

   Путь христианина  или дорога на Голгофу .

 

Путь христианина - это путь Христа,
это путь желающего принести в жертву себя одного
ради спасения многих других. *


Согласившихся и не дрогнувших на этом пути
Бог беспрепятственно доведёт до их Голгофы, а потом скажет (я так думаю):


  -  Именно ради этого дня и часа Я сохранял тебя на всём этом пути.
     Для меня нет ничего невозможного; Я могу всё (и ты это знаешь),
     но есть три вещи, которые (по Моему решению) принадлежат только тебе,
     и распорядиться ими можешь только ты:  это твои дух, душа и тело.
     Всё остальное - в Моей власти.
     От тебя - причём только от тебя! - зависит наличие (или отсутствие)
     веры, смирения и жертвенности. **

     Ты сам решил быть водимым Моим духом - и очень правильно сделал.
     Только в твоей власти было смирить свою душу, или не смирить - и ты её смирил.
     И пожертвовать (распорядиться) своим телом тоже можешь только ты. 

     Сам. 
 
     Без Меня.

     Я никого не заставляю жертвовать собой
     (жертва может быть только добровольной),
     но Я всегда жду её от тебя. Это нужно не Мне:
     это нужно другим, погибающим, не знающим Меня.

     Поэтому - как и Христа - Я доведу тебя до Голгофы
     и там тебя оставлю  (на время).
     Я буду рядом, но помочь тебе уже не смогу.

     Ты должен это сделать сам.

     Вот там, на своём кресте, ты и узнаешь
     (не теоретически, а на практике)
     что значит Богооставленность в Богоприсутствии.


Рубрика: все
Для всех

22.04.2010, 13:27

 Весна!!! Сегодня так тепло !!! И на душе так ХОРОШО!!!!  Счастья вам  ВСЕМ человеки !!!!  И весеннего возрождения после зимней спячки !!!  Хочется летать и парить от такой красоты весенней !!!!

 

 

 

 

 

 Весна спешит, своим цветеньем
природу награждая вновь.
И прочь с души моей смятенье-
я верю заново в ЛЮБОВЬ!

Она закружит снова вихрем,
нам радость на двоих даря.
И грусть пройдет или затихнет,
Любви моей благодаря....
   





Рубрика: все
Для всех

22.04.2010, 13:08

 



Ни в деньгах счастье, ни в их количестве,
Ни в яхтах с белыми парусами,
А счастье в том, что ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВО-
Святая ЖЕНЩИНА рядом с вами.

Её целуйте, ласкайте с нежностью,
Хвалите Бога, что есть ОНА,
И будьте рады её безгрешности,
И будьте пьяны ей без вина.

Шепчите страстно на ушко глупости,
Целуйте крепче и горячей.
Снимите маску, оставьте скупости
И в своих чувствах признайтесь ей.

С ней дни мелькают, с ней ночи коротки,
Она, как солнца слепящий свет.
С ней все мгновенья безмерно дороги,
Роднее в целой Вселенной нет…

И если старше она, нет горести
Чем больше выдержка, тем хмельней,
В ней больше вкуса, и сладкой горечи

И станет она вам  еще родней !!!  


Рубрика: все
Для всех

21.04.2010, 05:14

Объявление в подъезде !!!!  Нарочно не придумаешь !!!!

 

 

 


 


Действия: читать комментарии Объявление в подъезде !!!! Нарочно не придумаешь !!!!

Комментариев - 2, комментаторов - 2, оценок - 2, место в рейтинге постов - 4500

Рубрика: все
Для всех

19.04.2010, 15:47

 

Крест

 

 

 

 

Владимир Милов                                                       
                                                       
Знать бы, други мои, где и на чём поймает нас коварный рок – многих напастей можно бы было избежать. Только сама  жизнь бы тогда утратила свою неповторимость, так сказать, остроту сюжета. Когда всё наперёд известно, то это уже не жизнь, а так – мыльная опера, вроде примитивных телесериалов: ни уму, ни сердцу – одна сплошная тягомотина. Жизнь тем удивительна и прекрасна, что хрупка она и быстротечна и настолько уязвима, что подчас даже ничтожный пустяк непоправимый урон причинить ей может.
Как только началась неразбериха  с пенсиями, Пантелей Филимонович Дышлаков крепко призадумался: как бы ему ещё какой доход придумать, чтобы хоть концы с концами сводить, ибо на нашу власть надеяться – это всё равно, что поставить на коня, нарисованного на воротах ипподрома. А какой такой доход может найти восьмидесятилетний дед, пусть даже и богатырского телосложения от природы? Попробовал дворником – нет резона: и работа тяжёлая, и инструмента исправного нет, и народец наш, прямо скажем, далеко не чистоплюй, а иные представители его и вовсе (прости меня, Господи, наверное, нельзя так о людях говорить, для которых ты  образа и подобия своего не пожалел) – чистой воды свиньи. К тому же снег в тот год сыпал свыше всякой нормы. Стал тогда Пантелей Филимонович заниматься всякого рода шабашкой: кому фанеру на балкон прибить, кому замок врезать, но и это предприятие оказалось бесперспективным, ибо вся его клиентура состояла из таких же, как и он сам, мало имущих пенсионеров – народ хоть и хлебосольный, а нищий.
Возвращается Пантелей Филимонович под вечер с такой шабашки: шапка на боку, шарф чуть ли не по земле волочится, пальто черное с седым «куркуливым» воротником нараспашку – и сыт, и пьян, и нос в табаке, только радости в душе нет, поскольку не несёт он своей старухе никакого гостинца. Любил  Пантелей Филимонович свою старуху, хотя и была она его полной противоположностью. Он – высокий, плечистый, с сильными узловатыми, как суки дуба, руками, говорят, в молодости двухпудовой гирей на спор по десятку раз крестное знамение творил, а супруга его наоборот, – маленькая, хрупкая, тихая и услужливая. Никогда супротив хозяина слова не скажет, нравится – нет ли, в лучшем случае промолчит. Пантелей Филимонович и сам сознавал, что пора ему с халтурами завязывать: и здоровье уже не то, и жену жалко – извелась она вся, на него глядя.
Но и дома без дела он спокойно сидеть не мог, сказывалась многолетняя заводская привычка. Ещё радио даже  не заиграло, а ему уже не спится – лежит на кровати, выжидает чего-то. Вот грянул гимн – встаёт Пантелей Филимонович и потихоньку, чтобы не разбудить супругу пробирается на кухню: без аппетита завтракает, пьёт чай и курит, глядя на зачинающееся утро. 
Вскоре обратил свой взор Пантелей Филимонович на базар. А что? Нынче все торгуют – стало быть, есть с этого какая-то выгода. Сначала наладили они со старухой производство домашних тапочек. И славные такие тапочки получались – из натурального сукна, на кожаной подошве, прошитые просмоленной капроновой нитью. Может быть, не столь броские на вид, как китайский и турецкий ширпотреб, зато ноские и безвредные для здоровья. Но бизнес с тапочками не задался. Однако, Пантелей Филимонович успел пристраститься к базарной эпопее и взял себе моду каждый день на рынок таскаться. Прямо стих какой-то на него нашёл. Рассортирует с вечера по баночкам метчики, свёрла, плашки, шурупы, болты с гайками (а он такого добра себе с родного завода за пятьдесят лет работы полный гараж натаскал – и не зря как видно), сложит аккуратно в сумки эти плоды некогда греховного увлечения и ни свет, ни заря на Центральный рынок.
Стал дед на базаре своим человеком. Мороз жмёт, глаза от ветра слезятся, зато окружение самое пролетарское – сердечное, заботливое. Час прошёл завсегдаи деда толкают:
– Эй, древний, будешь греться или дальше станешь в бородёнку кутаться?
А «согрев» на Руси один: и в жару, и в холод, и за упокой, и за здравие, и от всех недугов панацея и в цене умеренная, и на вкус не дюже противная, особенно на морозе. Выпил  Пантелей Филимонович, повеселел, разговорился с товарищами по бизнесу. Одно плохо – сам бизнес в стадии замерзания находится: болты с гайками между собой смерзлись из-за недостатка внимания со стороны покупателей.
– Ну да ничего,  – думает  Пантелей Филимонович, – ещё пару раз «погреюсь» и поеду домой, может следующий базар задастся. И вдруг:          « Стой! Держи! Лови!» Прямо на деда гонят четыре милиционера здоровенного амбала и ещё какие-то штатские его от выхода отсекают. Ворюга, верно, какой или того хуже. Преследуемый через лотки прыгает, петляет как заяц, но прыти не сбавляет. Тут ему кто-то из толпы подножку подставил, тот – кувырк в дедов товар. Милиция тут как тут. Бока ему намяла, наручники надела и повела куда следует.
Стал    Пантелей Филимонович своё добро из снега выколупывать, а гонец  между тем за водкой побежал. Тут и сыграла судьба с нашим героев коварную шутку: заметил Пантелей Филимонович рядом со своим ящиком, среди ржавых болтов, плашек и метчиков золотой крест лежит, массивный такой, вроде поповского, с цепочкой в палец толщиной. Переменился дед с лица. Был желтый, лимонного цвета, а стал, как таджикский гранат, что под самосвал попал – румянец даже уши залил. Хорошо базарная публика, увлечённая произошедшим событием, перемены в деде не заметила. Поднял  Пантелей Филимонович крест и незаметно в карман брюк положил, а в кармане дыра – скользнул внутри штанины благородный металл, ожёг ногу своим ледяным нутром, и упокоился в валенке. Всё вроде бы гладко прошло, хорошо и даже замечательно, но почувствовал вдруг Пантелей Филимонович в душе великую смуту, мозг хаотически заработал: «Как бы милиция не вернулась и не отобрала находку! Бандиты про крест прознают – со света сживут!» И радостно, и страшно, и тревожно. Тяпнул Пантелей Филимонович ещё стопку водки, потоптался с полчаса для отвода глаз на базаре и домой на всех парах.
Дома они со старухой шторы занавесили и тут уже, как следует, рассмотрели находку. Вещь удивительная: нимб над головой распитого Спасителя мелкими бриллиантами украшен, в раны от гвоздей рубины вставлены, с тыльной стороны креста молитва: « Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его…» Полошили крест на кухонные весы – без малого четыреста грамм вместе с цепочкой. Такой крест на шее носить – сгорбатишься раньше времени. Вот уж воистину неизвестно, где найдёшь, где потеряешь.
Но не принёс тот злополучный крест в семью Дышлаковых, ни радости, ни благополучия, скорее наоборот: какой-то злобный проник вместе с ним в смиренное жилище пенсионеров, растворился в воздухе до поры, до времени, вынашивая в своей черной душе недобрые планы. Везде и во всём чувствовалось его присутствие. Знать не благословление Господне таил в себе золотой крест, а нечто совершенно противоположное ему. Страх перед милицией, перед бандитами, боязнь потерять, продешевить при продаже этой находки словно ядовитый невидимый газ стал день ото дня отравлять мирную жизнь Дышлаковых.
И куда только   Пантелей Филимонович крест не прятал и в радио, и банку с вареньем, и зашивал в старое пальто – всё казалось ему местом ненадёжным, наглядным, рискованным, любому и каждому доступным. А тут ещё как на грех сомнения одолели: а может этот крест и не золотой вовсе, а так – бижутерия. Старуха золото по старинке на зуб пробовала – цепь грызла, наоставляла на ней зазубрин, как от напильника, говорит, что металл вроде податливый, похож на золото. Дед базар оставил, старуха гулять перестала ходить, спать стали рано ложиться. Только «тропиканка» закончится, у Дышлаковых уже свет не горит, в квартире тьма египетская. Дед курит  впотьмах, а старуха ему на нервы действует всевозможными предположениями:
– Ой, Понтя, зря ты этот  крест взял – дурная это примета. Моя мама завсегда наказывала – не поднимай никогда с земли ни креста, ни иконы. Вещует моё сердце –  приключится чего-нибудь.
Пошлёт Пантелей Филимонович старуху куда подальше вместе с её мамой, выплюнет окурок и засмолит новый.
Наконец, решили они от креста избавиться, тем более что сыскался для этого и повод подходящий – приближался юбилей – золотая свадьба, а вырученных за крест денег с лихвой бы хватило и на застолье, и на новый телевизор.
Завернула крест старуха  в два носовых платка, зашпилила на десять булавок со всех сторон и повезла на оценку. И надо же такому случиться – прицепился к ней кондуктор в трамвае: давай билет и всё тут. Старухе бы, дуре,  купить билет и делу конец, а она принялась пенсионное удостоверение искать. Все карманы вывернула – пропала книжка. Разругалась старуха с кондуктором и пошла дальше пешком, благо уже почти доехала. Очередь к оценщику выстояла, глядь, а креста, как и не бывало, зато пенсионное удостоверение откуда-то появилось. Вернулась домой она уже под вечер: грязная, уставшая, глаза в одночасье ввалились, смотрит откуда-то из глубины черепа. Не стал Пантелей Филимонович её ни о чём расспрашивать и без того всё было ясно: нашёл – не радуйся, и потерял – не плач.
 – Попомни, Понтя, меня – никому не будет через этот крест счастья, знать с недобрым словом его отлили. Вот и я через него слегла.
Дед молчит, хмурит косматые брови и отворачивается в сторону, чтобы старуха не заметила слезы, дрожащие на  седых усах.
Через три старуха уже лежала под святыми.
Схоронив старуху, Пантелей Филимонович впал в тихое помешательство: молчит, курит, а если и обмолвится словом, то ни к селу, ни к городу, как будто сам с собой разговаривает.
Вначале он, было, хотел поставить супруге памятник из мраморной крошки, и чтобы не было на нём никаких крестов, как упоминания о причине её смерти, но, подумав, не стал этого делать: какая радость от бетонной глыбы и тяжело, да и веет от неё казенщиной, а старушка у него была ласковая, домашняя. Крест кресту тоже рознь. Крест своей старухе  Пантелей Филимонович решил сделать сам – резной, дубовый. Несколько лет потребовалось Пантелею Филимоновичу для воплощения этой идеи в жизнь. Год только через друзей и знакомых, через лесоторговые базы подходящий материал искал, чтобы дубовый брус без сучков был, и узор распила соответствовал замыслу. Хлопотное это дело оказалось. До этого   Пантелей Филимонович на тульском оружейном заводе дорогие подарочные ружья инкрустировал, глаз, говорят, имел верный глаз и руку твёрдую, но, опять же, там металл был, а здесь дерево, вроде бы как чего-то из живого ваяешь. Сложнее всего было трёхмерное распятье вырезать, чтобы и пропорцию сохранить и анатомических ляпов не наделать – это вам ни ружейное ложе или приклад, работа масштабная. Разложит Пантелей Филимонович части креста на полу, а сам на стремянку влезет, сядет на платформе и смотрит часами задумчиво, стараясь угадать, как оно людям издалека глянется. Но с божьей помощью задалось распятье.
Обжёг Пантелей Филимонович крест паяльной лампой, пролачил, у основания просмолил и залил в земле бетоном с расчетом на то, что его не станет, а крест ещё долго будет стоять и служить местом отдыха для беспечной птичьей братии, являясь символом желанного покоя опочившего под его сенью человека.

1998 г. 
      

 


Действия: читать комментарии Крест Владимир Милов ...

Комментариев - 1, комментаторов - 1, оценок - 1, место в рейтинге постов - 4499

Рубрика: все
Для всех

17.04.2010, 22:18

 

Черная неблагодарность

 

 

 

Владимир Милов

 

 

 Говорят, что Александр Матвеевич Ратников и в молодости имел тяжелый характер. Родился он в 1921 году ещё при Ленине, а вот как личность сформировался при Сталине, только тогда, в ту эпоху и можно было обзавестись таким несносным характером, жесткой волей и совестью, не терпящей никаких компромиссов. Моральные принципы, по которому старался жить Ратников, словно были отлиты на металлургическом комбинате и чем-то напоминали рельсу, сплошь состоящую из ребер жесткости – прямую и неподатливую, и их нельзя было согнуть, смять, безнаказанно уничтожить. Люди, знавшие  Александра Матвеевича, отзывались о нем приблизительно так: «Хороший мужик, но уж дюже правильный». И эта его «правильность» часто раздражала окружающих, в тягость она была и его родным и близким.

Больше всего на свете Александр Матвеевич не мог терпеть ложь, причем во всех её проявлениях, под любыми, даже самыми невинными личинами, будь это хоть даже ложь во спасение. От лжи Ратникова коробило, его душа отторгала её, как отторгает организм инородное тело – болезненно, с гнойным нарывом. С 50-ых годов прошлого века Ратников работал начальником гаража в автокомбинате и многие старые шофера и по сей день помнят его – он мог простить все, кроме лжи. Всякое в жизни бывает: выпил водитель накануне лишнего, а утром идти к Ратникову за путевкой, а от тебя несет перегаром, как от Змея-Горыныча, так вот, если не хочешь в слесаря на полгода или через Рапопорт вообще вылететь с работы со статьей – скажи правду: «Так и так, свинья я, Матвеевич, перебрал вчера, а теперь только все мысли о том, как бы похмелиться». И суровое лицо начальника оттаивала еле заметной улыбкой:
 – Что с тобой делать? Ты так просто напился сдуру, или в семье что стряслось?
– Да так, бес попутал!
– Отгул-то у тебя есть? – Это был ещё один тест на ложь. Память у Ратникова была феноменальная, он помнил все: кто, когда, куда и зачем ездил, когда вернулся и шофера, зная это, старались не врать, – Гуляй, верно, сегодня. Завтра, чтобы был, как огурец.
– Матвеевич, дай хотя бы два дня, дел много дома накопилось, да и пока до дома доеду, когда похмеляться?
– Два дня не дам – это уже запой получится. А тебе и так уже поплавок в твоем карбюраторе регулировать пора, много ты горючего потребляешь, смотри, как бы клапана не прогорели.

О том, что он воевал и воевал геройски и награжден многими боевыми орденами и медалями Александр Матвеевич как-то предпочитал не распространятся и даже орденскую планку никогда не одевал. Иной раз пристанет к нему покойная супруга, когда тот собирается на какое-нибудь торжество:
– Саша, одел бы ты свой парадный китель, что же он у тебя в шкафу пылится, ты ведь, чай, ордена-то свои заслужил, а не в киоске купил.
– Да ну его, не люблю я  показушничать! Иные поболе меня горя хлебнули, а нет у них ни орденов, ни медалей, а тут я заявлюсь весь разряженный, как цыганская лошадь. Это, мать, дела давно минувших дней, ты что свой школьный значок ГТО не носишь? Одень её на шею и ходи, показывай всем, какая ты перед войной спортсменка была. – Тряхнет Ратников свой капитанский китель и лишь горько усмехнется: – Это сколько ж пионеров нужно, чтобы это всё на подушках нести впереди гроба? Ты бы, мать, хоть бы подушки что ли пока шить затеяла, а случись чего, а у тебя кроме слез ничего нет.

Супруга умерла от рака в начале девяностых. С тех пор Александр Матвеевич жил один. Дом себе Ратников выстроил сам в небольшом шахтерском поселке ещё в 60-ые годы, просторный, светлый, опрятный с гаражом и сараем. Раньше держал кур и поросенка, теперь же от всей живности остался лишь кот Тимур, да кавказец  Динг. Семья у Ратниковых была большая и дружная, четверо детей: три сына и дочь. Сыновья обосновались в Москве, а младшая дочь – Елизавета, которая уже сама была на пенсии, жила неподалеку от отца в микрорайоне в квартире. Было у Александра Матвеевича восемь внуков, шесть правнуков и два праправнука.

В свои 89 лет выглядел лет на семьдесят: высокий, стройный, всегда до синевы выбритый, чисто и опрятно, даже с некоторым щегольством, одетый. Разве, что время немного заострило черты его лица, чуть сделало тоньше волевые губы, а сросшиеся над переносицей седые брови и изогнутый тонкий нос делали его похожим на мультяшного орла: старого и мудрого. Со времен начальника гаража у Ратникова остались и неизменными привычки, единственное, что он стал вставать не в шесть часов утра, а в семь. Вставал, умывался, ставил на плиту чайник и шел заправлять кровать. Кровать покойной супруги была заправлена и на ней, прислоненный  к горе подушек, застеленной тюлевой покрывалом, стоял её портрет с черной лентой. Никто на эту кровать не имел права ни садиться, ни ложиться – это было табу. Лишь дочь Лиза имела право раз в год, в чистый четверг поменять на ней бельё. Так отец хранил память о матери. Домочадцы к этому относились с пониманием. Два разу в году, в день рождения и день смерти, все собирались, чтобы её помянуть, заказывали в церкви молебен, а за столом пели её любимые песни.

На кухне у Александра Матвеевича лежал отрывной календарь, в который он сам себе записывал наряды: «1.Смазать петли в гараже. 2. Купить пакетники на 10 А. 3. Прибить полку в сарае. 4. Поменять подстилку у Динга». И таких пунктов могло быть до десяти. Старик завтракал и принимался за работу, попутно намечая себе план на следующий день и так до обеда. Затем начинал стряпать: себе, собаке. Когда день выпадал хлопотный, то на стол он ставил графин с водкой:
– Ну, Матвеич, сегодня ты славно потрудился, садись, выпей! Эх, славно пошла! А под селедочку? Ну, давай и под селедочку.  Эх, ещё бы под винегретик! А вот, хрен тебе! Распился, убирай водку в холодильник, да иди цветы поливай, фикус уже в зале почти засох.

Дочь Лиза шефствовала над отцом, и первым делом всегда заглядывала в календарь на кухне, но старик от её услуг как-то отмахивался:
– А мне чего делать?
– Ничего не делай, сиди телевизор смотри! У тебя под боком две внучки живут – кобылы, а ты сам полы моешь и что ты их каждый день моешь?
– Правильно! Давай я тут грязью зарасту. А внучки помоют! Им «Ферри» дай, пылесоса подключи  – я после них месяц ничего дома найти не могу. Каждая вещь должна знать своё место. А не так: ты только что этой тряпкой грязною раковину мыла, а теперь на стол её положила, на котором я хлеб режу.
– Протру я твой стол, не волнуйся!
– Теперь, ясное дело, что протрешь, когда я указал! Нет, ребята, вы ко мне в гости ходите, чай пейте, я вам и деньжонок подкину на свистульки, на танцульки, а вот в моё царство-государство со своей помощью не лезьте, мне пока, слава Богу, и самому здоровье позволяет по хозяйству справляться.
– Да ты иной раз нас перед людьми позоришь, то окна затеешь мыть, то улицу мести.
– Конечно, позор! Отец пьяный в яме валяется! Ну и мыл я по одному окну в день, я же не мешки с цементом на горбу таскал.
– Мы, пап, решили тебе плазменный телевизор купить!
– Мне не то что, плазменный, а и этот не нужен, все собираюсь его в гараж отнести или отдать кому-нибудь – одно враньё с утра и до утра, 24 часа в сутки по всем каналам и бесовская свистопляска, по радио тоже самое. Прогневил я чем-то Господа Бога, что он сподобил меня до таких страшных времен дожить.

С осени прошлого года власти стали воплощать в жизнь президентский указ об улучшение условий жизни ветеранов Великой Отечественной Войны, Ратникову же ничего улучшать, по его соображениям, было не нужно и так жил – дай Бог каждому, в частном доме с ОГВ, один в четырех комнатах с гаражом и сараем. Но шустрая в этих вопросах Лиза, где-то с кем-то проконсультировалась и выяснила, что кухня  отца не соответствует каким-то нормам и что он вполне может претендовать на получение от государства материальной помощи до 700 тысяч рублей на строительство новой кухни. Тут все и закрутилось. В дом к Ратникову зачастили всякого рода комиссии, из БТИ, из администрации поселка, из совета ветеранов и ещё черт его знает откуда.
– Папа, ну что в этом плохого, что ты получишь эти деньги? – убеждала его дочь, – Положи ты их на книжку и пусть лежат, не хочешь новую кухню строить – не строй. У тебя внуки, правнуки – тебя не станет, построят. А пока живи сто лет! Глупо, от таких денег отказываться, люди за сто рублей судятся, а тебе семьсот тысяч не нужны.
– Эх, Лизка, глупая ты баба! Как ты не понимаешь, показушничество все это, иудины это деньги, Иуды Искариота. Они же этими деньгами, нам ветеранам хотят глотку заткнуть. Власть эта мерзкая как думает: «Мы всю Россию растащили, давай ветеранам кость кинем, пусть старые псы подавятся. Сколько их осталось, если сейчас самому молодому, кто с 27 года и то уже 83 года». Не хочу я с ними в доле быть, как ты этого не понимаешь! Да по мне пусть они хоть семьсот миллиардов ихних долларов дадут. Хотят свою совесть через нас успокоить. Поразвели абрамовичей с чубайсами, раздулись они от русской крови, как клопы. Сейчас детей сирот больше, чем в войну, а нам придумали эту подачку, авось, скажут от нищеты, старые козлы, купятся, у всех внуки, правнуки. Да вернут они эти же тысячи к себе в карман обратно, с тех же самых внуков и правнуком сдерут: на свет цену поднимут, на хлеб, на воду, на образование, на медикаменты и отдадите, как миленькие.

Лиза слушала его и плакала. Отец последние время стал невыносим. Она бегала, хлопотала и вот результат: «Это каким же нужно быть дураком, чтобы от таких денег отказываться? Ему то что? Он не сегодня-завтра помрет, а нам-то жить, считая каждую копейку».

Приближалась 67 годовщина Сталинградской битвы, за Сталинград Ратников был награжден орденом «Красной звезды» и медалью «За оборону Сталинграда”. Лиза с внучками целый день хлопотала по дому, чистила отцовские медали, пекла пироги – ждали областное телевиденье. Александр Матвеевич с каким-то отрешенным взглядом, вопреки обыкновению, лежал на застеленной кровати и смотрел в потолок. Эта эпопея с деньгами настолько вымотала его, что он чувствовал на душе какую-то зловещую пустоту. Близкие, родные ему люди, вдруг стали казаться, какими-то далекими и чужими. Они не понимали его, а он не понимал их. Раз по десять на дню ему звонили дети, внуки, правнуки – убеждали, уговаривали, в конце концов, он  поехал к нотариусу и написал на дочь Елизавету генеральную доверенность, по которой она была вправе совершать любые действия от его имени: подписывать бумаги, заключать договора, представлять его интересы в различных инстанциях.
– Делайте, что хотите! – сказал он дочери, бросив на стол доверенность, – Можете меня даже в богадельню определить, я не обижусь.
И снова дочь залилась слезами, но доверенность взяла.

Телевиденье приехало лишь ближе к вечеру. Пока тянули разные кабели и настраивали освещение, расставляли вокруг самовара тарелки с печеньями и фруктами на столе, внучки одевали деда в парадный мундир, причесывали и даже маленькими ножницами подстригали волоски, торчащие из носа и ушей.
– Дедушка, ты у нас кинозвезда!
– Это точно! – грустно согласился Ратников, – Дом 2 с Ксенией Собчак.
Внучки засмеялись.

Ратникова посадили во главе стола. Ведущая оказалась миловидной девушкой с приятным и чистым русским лицом, с глубоким разрезом на блузке и высокой полуобнаженной грудью, сплошь усыпанной мелкими родинками. С высоты своего роста Александру Матвеевичу их было прекрасно видно. Оператор настраивал камеру, проверяя её фокус то на медалях Ратникова, то на груди ведущий.
– Главное, – говорила ведущая, – это видите себя естественно. Забудьте вы про эту камеру и специально в неё не смотрите. Я у вас в гостях и мы с вами пьем чай, но и попутно поговорим о войне. Не волнуйтесь – это не прямой эфир, все ляпы вырежем, отредактируем  и вам на память пришлем диск. В конце можете передать привет друзьям однополчанам.  Так, камера, готова? Поехали! Здравствуйте, уважаемые телезрители, с вами снова я – Екатерина Гостеева и мы продолжаем нашу передачу «Солдаты Победы». Сегодня мы в гостях у замечательного человека – Александра Матвеевича Ратникова, нашего земляка, который прошел все войну от начала до самого конца и был участником знаменитой Сталинградской битвы, с окончания которой 2 февраля этого года исполнится 67 лет. Здравствуйте, Александр Матвеевич!
– Здравствуйте!  – сказал Ратников. Он окинул взглядом стол и обратился к дочери, – Елизавета, а что ты водку на стол не поставила?
– Так вроде разговор был только о чаепитие!
– Вода мельницу ломает, неси, дочка, водку! Я ведь так полагаю, что антиалкогольная компания Мишки-Меченного закончилось, пьянство мы победили, а посему можно и выпить.

Елизавета пошла на кухню за водкой, уже сердцем предчувствуя неладное, в мнимом спокойствие отца ей чудилось что-то недоброе.
  – Ну, кто желает выпить с последним солдатом империи? Понятно, желающих нет! – Ратников отодвинул от себя рюмку и налил водку в чашку, полную, по самый золотистый рубчик, –  Будем считать, что у нас чаепитие! Ваше здоровье! – Он выпил содержимое чашки большими глотками, отломил кусок пирога и начал медленно его жевать. – Прошу прощения, челюсть вставная, боюсь как бы на выпала, а то стошнит кого-нибудь из телезрителей.
– Расскажите, Александр Матвеевич, как вы воевали?  – ведущая вновь попыталась направить беседу в нужное ей русло.
– И это, что вся страна увидит? – спросил у неё Ратников, кивая на камеру.
– За страну не ручаюсь, а вот область увидит это точно.
– Ладно, область так область. Я ведь не пророк, чтобы на всю Россию вещать. Что про это рассказывать, как мы воевали, об этом и в книжках написано и в кино показано, ты лучше вот мне что скажи, дочка, как вы-то умудрились просрать, все то, что мы завоевали? Вот мне, что интересно знать. Спроси, а пошел бы я за сегодняшнюю власть воевать? И я тебе отвечу, что не пошел бы. И никто бы не пошел. Вы призывникам год службы сделали и то, они от вас бегают, а почему? Потому, что защищать сегодня не кого – все продано с потрохами. Со сраной Грузией сладить не могли, Запад цикнул и все хвосты поджали, а почему – испугались, как бы у абрамомичей счета не заморозили, что тогда делать, воровали, воровали и все псу под хвост? У нас губернатор пять лет правил: дорог как не было, так и нет, сельское хозяйство совсем развалил, а ему орденов надавали больше, чем мне за всю войну. «Единая Россия», «Справедливая Россия», а что «Единая Россия» несправедливая? Что-то ты приперлась меня снимать, сиськи тут свои вывалила на стол. Езжай вон в хоспис, там мой однополчанин Женька Дроздов умирает, без одеяла, без простыни, на голой клеёнке, а больница его пенсию получает 26 тысяч – вот и покажи его и президенту пошли. Скажи ему, опоздал ты, Дима, со своими подачками. Можешь к столетию Победы пообещать каждого ветерана в кремле поселить, а пока пусть там казнокрады поживут.

Бедная Екатерина Гостеева, как пробка из бутылки выскочила из-за стола и, схватив подмышку пальто, бежала на улицу. Оператор спешно сматывал кабель. Елизавета раздетая тоже побежала на улицу и, плача, оправдывалась:
– Вы простите его, старый человек, ему 89 лет у него уже старческий маразм, вы только это не показывайте. Нам ещё жить здесь, а у меня дочки в институте учатся. Одна и вовсе в администрации работает.
– Конечно, конечно, я всё понимаю! Мне за такой репортаж тоже «Оскар» не дадут. Ну, какая же черная не благодарность?!

Из дома раздался голос внучки:
– Мам, деду плохо!

Съемочная группа уехала. Несколько минут спустя, воя сиреной, к дому Ратниковых подъехала реанимация, потом погрузили носилки и Елизавета, заливаясь слезами, вместе с отцом отправилась в больницу. Это был инсульт. Всю эту ночи она просидела в коридоре. Утром её сменила дочь. Она поехала в дом отца, чтобы собрать необходимые вещи: трусы, носки, майки. Со стола, где вчера проходило чаепитие, уже все было убрано – дочки постарались. Старик был доволен, он любил чистоту. И тут  Елизавета взяла  календарь со стола, на 2 февраля – годовщина Сталинградской битвы была одна единственная запись: «Умереть достойно!». В доме настойчиво и тревожно зазвонил телефон – отец был во всем пунктуален. Плакали президентские денежки.

12. 04. 10 г.                     
      

 


Рубрика: все
Для всех

03.04.2010, 11:56

 

 

 

C Наступающей  Пасхой Всех !!!  Слава Богу дожили !!! Христос Воскресе!!!






 


Рубрика: все
Для всех

02.04.2010, 12:23

 Расстояние между сердцами

Раз Учитель спросил у своих учеников:
- Почему, когда люди ссорятся, они кричат?
- Потому, что теряют спокойствие,- сказал один.
- Но зачем же кричать, если другой человек находиться с тобой рядом?- спросил Учитель.- Нельзя с ним говорить тихо? Зачем кричать, если ты рассержен?
Ученики предлагали свои ответы, но ни один из них не устроил Учителя. В конце концов он объяснил:

- Когда люди недовольны друг другом и ссорятся, их сердца отдаляются. Для того чтобы покрыть это расстояние и услышать друг друга, им приходится кричать. Чем сильнее они сердятся, тем громче кричат.

- А что происходит, когда люди влюбляются? Они не кричат, напротив, говорят тихо. Потому, что их сердца находятся очень близко, и расстояние между ними совсем маленькое. А когда влюбляются еще сильнее, что происходит?- продолжал Учитель.- Не говорят, а только перешептываются и становятся еще ближе в своей любви.
В конце даже перешептывание становится им не нужно. Они только смотрят друг на друга и все понимают без слов.
Такое бывает, когда рядом двое любящих людей.

Так вот, когда спорите, не позволяйте вашим сердцам отдаляться друг от друга, не произносите слов, которые еще больше увеличивает расстояние между вами. Потому что может прийти день, когда расстояние станет так велико, что вы не найдете обратного пути.
притча


 


Рубрика: все
Для всех

02.04.2010, 10:48

 Определение заболеваний человеческого  организма по пальцам рук и ног.

- длинные пальцы говорят об очень эмоциональной, восприимчивой и эстетической натуре;
- короткие пальцы - о высокой сопротивляемости к окружающим негативным факторам;
- указательный палец длиннее безымянного - возможно, имеется врожденная патология толстого кишечника;
- указательный палец по высоте равен среднему и ниже безымянного – вероятны болезни сердца или желудка;
- пальцы, равные по длине, говорят, что их обладатель может выполнять сложную ручную работу;
- пальцы, разные по длине, характерны в основном для людей творческих – эти люди работают не руками, а головой;
- потерялась гибкость пальцев – значит, отвердели мышцы, артерии и вены не только на руках, но и во всем организме.

Каждый палец на руке и ноге соответствует определенным органам и функциям. Часто внешний вид пальцев отражает работу этих органов.

Пальцы рук:

большой палец – легкие,
указательный палец – толстый кишечник,
средний палец – жизненная энергия, сердце и репродуктивная функция,
безымянный палец – активность метаболизма и выделения избыточной энергии из области сердца, желудка, кишечника,
мизинец – сердце и тонкий кишечник.

Пальцы ног:

первый палец (большой) – селезенка, поджелудочная железа,
второй палец – желудок,
третий палец – желудок и двенадцатиперстная кишка,
четвертый палец – желчный пузырь,
пятый палец – мочевой пузырь.

Определить сбои в пищеварительной системе можно при помощи ладоней: раскройте ладонь и сильно прижмите пальцы друг к другу – если между пальцами есть просветы, то что-то не в порядке. На этот же недуг указывает и наличие бородавок на руках. А если вы раскроете ладонь и почувствуете боль в ее центре, то можно предположить общее психическое и физическое утомление.

Вообще, у людей, имеющих бородавки, есть предрасположенность к развитию опухолей, кист, онкологических заболеваний, заболеваний мочевой системы.

Немало способны поведать и ногти на руках и ногах. Например, белые точки и поперечные полосы на ногтях говорят о неврозах. Продольные же полоски свидетельствуют о заболевании кишечника.

А вот цвет ногтей может рассказать о конкретном заболевании:

синий – сердечная недостаточность,
грязно-серый – врожденный сифилис,
желтый – заболевания печени: гепатит, цирроз,
темно-коричневый – тяжелая лихорадка,
желто-зеленый – нагноительный процесс в организме,
красный – аритмия, заболевание крови,
бледно-розовый – анемия
желтые пятна на ногтях – мозговые нарушения.

У человека с короткими плоскими ногтями часто возникают проблемы с сердцем, удлиненные ногти говорят о предрасположенности к диабету


 


1 2 3 4 5 6 >>