terso1.ru

Всего зарегистрировано: 809 Сейчас на сайте:0Новых:0Гости:3

Вячеслав
67
Москва

Место в рейтинге дневников - 9

Количество подписчиков - 19

Количество постов - 65

Количество комментариев - 310


Список подписчиков

Подписаться

Папка:

   

Дневник


Рубрика: О животных
Для всех

17.12.2008, 23:09

Макс (про животных)

Он появился у нас как-то неожиданно. Просто все сидели как-то раз на даче летом под яблоней за нашим круглым столом и тут он появился. Вышел из-за дома, поводил усищами и юркнул под крыльцо. Первой очнулась дочка.
- Папа! Крыса!
- Да, похоже.
- А чего она вся белая?
- Белая, белая, чего она белая? А, так это лабораторная. Они все белые. Привез кто-нибудь, а она сбежала – предположил я.
- Вот только крыс мне здесь не хватало? – произнесла жена, но слово «лабораторная» ее как-то успокоило. Все уставились на дырку под крыльцом. Через пару минут показалась крысиная голова. Видно осмотр крыльца дал положительный результат - подходит. Линда вышла из-под стола и, подойдя на метр, остановилась с немым вопросом, четко отразившимся на ее заднице в виде настороженного хвоста:
– Ты брат вообще сбрендил? Ты кто? Ты откуда? Ты чего это туда залез?
Невинная крысиная морда только водила носом принюхиваясь, хлопала маленькими черными глазками и шевелила усами.
- Ну и? – нарушил я пятиминутную паузу – Оставляем или гоним?
- Надо ее покормить – нарушила паузу дочка.
Я оглядел стол. Консервы, фрукты, шашлык, хлеб, рыба, зелень, арбуз, водочка. Нет, ну, водочку я не дам. Это уже слишком.
Крыс, тем временем, сам разрешил эту проблему. Не обращая внимания на стоящую рядом Линду, он, унюхав лежащее рядом на земле яблоко, ухватился зубами за хвостик и задом потащил яблоко в дырку. Не прошло и секунды, оба скрылись под крыльцом.
- Так – произнесли мы хором и переглянулись.
Линда обернулась, как бы подтверждая – Нет, вы видели?!
Мы посмотрели снова на дырку. В ней уже торчала знакомая морда. Следующие пять минут мы наблюдали, как еще четыре яблока были благополучно утащены под крыльцо. Крыс делал серьезные запасы. А яблок в тот год, надо сказать, уродилось много. Их было столько много. Они были сверху, они были снизу, они были даже посередине – это те, которые периодически попадали мне в лоб, и я жутко кричал, что перепелю все яблони. Я уже озверел закатывать компоты, гнать сок, отвозить яблоки друзьям и даже их закапывать. Их все не уменьшалось. Поэтому, видя невольного помощника в этой борьбе, я даже как-то к нему расположился.
- Ладно, пора проверить его сообразительность. Да здравствует цирк.
Надо сказать, что дырка была чуть меньше крыса и тот, каждый раз пятясь в нее задом, смешно пыхтел, проталкивая в нее свою попу, которая была намного толще маленькой головки. Я нашел два яблока сросшихся хвостиками и положил перед дыркой.
– Цирковой номер «Жадность фраера погубит» - объявил я.
Сцепленные яблоки были шире дырки. Показавшаяся морда удивленно уставилась на яблоки. Как это он их проворонил? Срочно, срочно в дом, в кладовую. Целых два яблока. Опа. Они сцеплены. Ничего, меньше ходить, тащим сразу оба. Знакомая процедура – сначала хвост, потом попа. Трах. Вот незадача. Что-то не лезут. Следующие пять минут мы просто валялись. Крыс пыхтел, крыс багровел, он уже весь упарился. Яблоки категорически отказывались лезть в дырку. Т.е. весь крыс был в дыре и только яблоки снаружи. Видно поняв, что так дело не пойдет, он плюнул, выпихнул яблоки от входа и вылез отдышаться. Оглянувшись по сторонам, как бы прикидывая, может, что другое затащить, он снова уставился на эту пару яблок. В его уже красных от такого перенапряжения глазах читалась жуткая обида
- Нет, ну целых, сочных, вкусных два яблока? И НЕ ЛЕЗУТ !!!
С новыми силами, ухватившись за яблоки, он попробовал их втащить в дыру с разгона. Не тут-то было. В промежутке между яблоками была видна одуревшая голова крыса. В ней происходил жуткий мыслительный процесс. Сразу припомнилась теория эволюции Дарвина. Выживает сильнейший и самый умнейший. Сообразит – не сообразит? Крыс тем временем отпустил хвостик сцеплявший яблоки, ухватился передними лапками за одно из них и то влезло в дыру, увлекая за собой другое. Все облегченно вздохнули. СООБРАЗИЛ.
- А между прочим, в доме, где живут крысы, мышей не бывает - вдруг задумчиво произнесла жена.
А вот это уже аргумент. Мыши нас уже достали. Ничего оставить нельзя. Везде пролезут, набезобразничают, да еще спать не дают, лазя в стенах и постоянно шурша.
Вот так крыс у нас и остался. Дочка назвала его Максом. Мы приезжали на выходные, подкармливали его сыром и другими вкусностями. Мы привыкли к нему, а он к нам. Он был таким добродушным и забавным. Он даже не боялся, когда мы брали его на руки. Такой маленький, теплый. Поев, он садился смешно на попу и начинал чиститься языком. Сначала лапки, потом животик, а дальше начиналось самое невообразимое. Тот участок шкурки, куда он не мог дотянуться, он просто подтягивал передними лапками. И ведь ни одного участка не пропускал. Я порой с опаской подумывал - как бы он ее не порвал.
Так незаметно пришла осень. Пора было закрывать на зиму дачу, вывозить остатки яблок и батарею заготовленных банок. Но что делать с Максом? Не бросать же его здесь, да и желающих его пристроить не находилось. К слову сказать, мы так и не нашли тех, кто привез его на наши дачные участки. Ну да ладно. Уж больно дочка с ним сдружилась. Значит и будет за ним ухаживать. А тут еще после дождей он простыл. Из носа течет, чихает, вялый. Забрали из-под крыльца в дом лечить. Отпаивали теплым молоком с медом, таблетки давали, в крысиных нормах конечно. Вот так в воскресение он и перебрался к нам домой в Москву.

 

А где его место будет? В коробке, в ящике, в клетке? Нет, решеток не хочу. А у дочки на спальном ящике дом для Барби стоит. Она как-то в школе нашла 100 долларов, и нам привезли ее из-за границы. В тот время их только там можно было достать, и у многих уже были, вызывая жуткую зависть у моей дочери. Ну, да это совсем уже другая история. Короче поискал я тогда в магазинах что-то подходящее – такая ерунда. Взял фанеру и сам сделал. Но какой? С балконом, с окнами, 2-х этажный. Покрасил, внутри стены обоями оклеил, мебель стоит. Короче, настоящий дом. И всего с двух сторон открытый стоит. С других стена и шкаф. Взял прозрачный плексиглас, скрепил углом и закрыл открытые стороны. Все. Барби прочь, ей и на столе не плохо, а для Макса дом готов. Есть где полазить и в уютной норке спрятаться. Так он у нас там и поселился. Весь день там, а вечером выпускаем, незаметно приглядывая, чтобы он куда-нибудь не залез и его там чем-нибудь ни шарахнуло. Уж дюже любопытный он был. Слепой был, они все ни фига не видят, но на вибрации реагировал четко. Так и приучили подзывать. Постучишь ноготками по полу – уже мчится. Линда, конечно, смирилась с таким соседством, хотя и видно было, что не одобряет.

Домик Максу понравился. Спал он то внутри, то снаружи, а в основном на балкончике. Нравилось ему там. Правда, частенько падал с него во сне. Мы поначалу даже пугались. Лежим-спим. Два часа ночи. Вдруг грохот. Это Макс упал. А тот, как ни в чем не бывало, по лесенке на второй этаж снова лезет и на балкон. Дочка порой жаловалась, что не высыпается - Макс три раза за ночь падал.

Или вот. Лежу на диване, телевизор смотрю, рядом Линда. Чую у головы, ползет, ползет любопытная морда. Лежу. Макс уже на моем плече. Обнюхал меня, пощекотал длинными усами. Линда встает и подходит к нему возвышаясь надо мной, принюхивается, пытаясь понять чего это он приперся к ее хозяину. Четко вижу, как медленно сходятся их носы. Вот уже чуть-чуть, сейчас сомкнутся. И тут я с ужасом замечаю, как Макс открыл пасть и нацелился своими острыми зубами на Линдин пятачок. Вот черт слепой, он все на зуб пробует. Моментально отпихиваю собаку и в туже секунду слышу «цок» – это сомкнулись зубы Макса. Сейчас бы хватанул Линду. Вот визгу то было бы. Это же самое чувствительное место у собак.

Так он у нас и жил. Жил до весны. Где-то в марте захандрил, все реже стал гулять, а потом и совсем слег. Врач сказал – Годы. Их специально вывели, чтобы они всего два года жили. Придя, я отправил дочку спать к жене, а сам все ночь просидел рядом. Не надо этого ей видеть. Еще рано. Где-то под утро он затих. Я завернул остывающее тельце в белую пеленку и тихо вышел из дома. Был рассвет. Все еще спали. Во дворе, в самом углу, у тополя, я выкопал ямку, осторожно положил туда белый сверток, а сверху большой кусок сыра. Он так его любил. Прощай Макс. Ты был славным парнем. Пусть земля тебе будет пухом.

28.01.2007


Рубрика: О животных
Для всех

17.12.2008, 22:59

Линда (из личного дневника)

Жена пошла провожать приезжавшего двоюродного брата. Я не люблю его и не уважаю. У меня с ним связано очень плохое и очень больное. Тогда на даче, когда он к нам приехал, потом напился, начал хамить. С женой дикая ссора, а наутро у Линды, моей собаки, стало плохо с сердцем. С сердцем, это мне потом врач сказал. А в то утро она вдруг заскулила и просто стала таять на глазах. Потом я мчался с ней в Москву. Она лежала рядом на переднем сиденье и так жалобно смотрела на меня. Я несся, как только мог быстро, управляя одной рукой, а другой гладил ее, успокаивал. А она таяла, таяла, таяла. И еще такая жара. Я не успел. Врач пытался что-то делать. Ничего уже не помогало. Привез домой, осторожно положил в коридоре в самом прохладном месте на пол. Развесил мокрые простыни по квартире, чтобы как-то сбить жару. Она уже не открывала глаза и только медленно дышала. Я сидел рядом, гладил ее и ничего не видел из-за слез. И только приговаривал: «Линдушенька, милая, как же так? Не оставляй меня. Выздорови». Вечером приехала жена. Линда из последних сил подняла голову, словно по привычке за все десять лет встретить, но тут же ее уронила. Это была последняя частичка ее сил. Через час последний вздох унес ее такую преданную, так искренне любящую маленькую и в тоже время такую огромную собачью душу. Вот, опять у меня слезы. Не могу.
16_300_02

 

27.01.2007