terso1.ru

Всего зарегистрировано: 809 Сейчас на сайте:0Новых:0Гости:12

Вячеслав
67
Москва

Папка:

   

Дневник

Рубрика: Путевое
Для всех

27.12.2008, 23:45

Из американских записок
(моя поездка в Филадельфию - октябрь 2005)


Закончился перелет из Москвы в Париж. Потом идиотское 4-х часовое ожидание нашего рейса в парижском аэропорту. И вот, наконец, мы снова в самолете. Теперь впереди Филадельфия. Что летим в Америку, заметно даже потому как, те стюардессы трещали по-французски, а этих уже можно как-то разобрать – по-английски. Я ведь все-таки несколько слов помню, включая Хэнде Хох. Лететь далеко и просто офигительно долго. Более 6-ти часов. А главное курить, ну просто никак нельзя. В общем, та еще пытка. Приятель мой через кресло впереди с какой-то старушкой, а я здесь, у окна. Нормально так. Хоть с одного боку никто сопеть не будет. Рядом место свободно. Интересно, кто подсядет?

Воображение рисует девушку. И чтоб вся такая ладненькая, стройненькая, вся такая аккуратненькая. Да, и чтоб не жена «нового русского». Нам всякие потом намеки и недоговорки с гранатами да пулеметами не нужны. И самое главное, чтоб без выпендрежа всякого была. Типа, почему мне только одну рюмку вина, а сам пол-литра уговорил? Вот не люблю я этого. Вот просто убить готов, когда такая жутко не интеллигентная девушка со мной. Хотя, честно сказать, что-то и не припомню, когда в последний раз у меня была девушка. Вот опять, вот опять! Не надо грязи! Скажем так – у меня были женщины. Сколько? Ага, щассс я вам, записывайте. Бывает так, одну встретишь, и как будто батальон по тебе прошел.

Мои фантазии прерывает садящийся рядом со мной молодой парень. Вот блин. Что за невезуха. Она что, рейс перепутала? Эх, вот всегда так.

Смотрю между тем на парня. Вроде итальянец. Простенько так одет – джинсы, пиджачок. Кого он мне напоминает? Челентано? Чиполино? А! Вот! Мафиози из «Крестного отца». Из тех, которые ходили по горам со здоровыми ружьями. А знаете почему? Он лысый и в кепке. К слову сказать, он за все время эту кепку бандитскую так ни разу и не снял. И все время ее так на глаза, на глаза. Вот блин попал. Лучше бы ко мне приятелева старушка подсела. Я был бы всю дорогу ей самым любимым внуком. Обцеловалась бы. Так, однако, он у меня справа, а деньги у меня лежат справа или слева? Фу ты, слева. Хотя если пытать будут, все равно отдам. Сначала чужие. Если свои, то сразу убьют. Их мало.

Турбины между тем взвыли, и самолет тронулся. Взлет, набор высоты. Всё. Летим, можно отстегнуть ремни. Я пока жив. С парнем не разговариваем. Чую не разговорчивый он по причине незнания русского языка, а я в душу никогда не лезу. Ну, разве кроме случаев, когда в темном углу зажмут. Ну да я там и не хожу. Короче, летим молча. О, уже что-то всем раздают, но вроде как не съедобное. Нам дают по пакету. Достаю. Фигня какая-то на резинке. Это куда? Это на что? На ногу? На руку? А, это вроде как очки, чтобы спать и свет не мешал. Так, а это что? Наушники. Ну, это нам сразу понятно. Вот только куда их втыкать? Искоса поглядываю на Чиполино. Замечаю, тот на меня. Ага, сейчас я прям и скажу куда их втыкать. Сам не знаю, и как бы равнодушно кладу их обратно в пакет. Разбирайся, разбирайся. Мафиози, как-то растерянно похлопал глазами, видя, что я ему не помощник и начал озираться. Нет, толковый Челентано попался, нашел-таки дырку в подлокотнике. Теперь бы мне ее найти. К слову сказать, я эти очки и наушники, как человек домовитый забрал после полета, сообразив, что вся эта ерунда одноразовая. Нет, никаких краж. Я просто на выходе спросил – Ай Лав Презент. Да хоть все – мило ответила стюардесса. Я оглянулся, мысленно прикидывая, сколько я выручу за их продажу с одного самолета, и что-то передумал.

Так вот, на дальних перелетах в самолетах есть такая классная штука, как встроенный мониторчик в переднем перед тобой кресле. Там можно много выбрать всякого. Штуки 4 фильма на непонятном языке, штук 5 мультиков, что-то про природу, карту, с указанием, где сейчас вы летите и даже видеокамеры, которые показывают вам, что делается перед самолетом во время взлета, а затем на землю под ним во время полета. Да, есть там и еще несколько примитивных пасьянсов. Вроде все. Быстро я со всем эти разобрался, чувствуя, как Чиполино напряженно наблюдает за мной, пытаясь запомнить, куда я тыкаю. Бедняга, он же не знает самого надежного метода разобраться в чем-либо, специально разработанного русскими - «Метода тыка». Вот-вот, учись, это тебе не Буратино строгать.

Тем временем нам принесли еще и перекусить. Поднос, там всякого навалено, и все так красиво завернуто. А еще выпивка. И вот же гадство – ВОДКИ НЕТ. Т.е. ни одной пол-литры, ни одного стаканчика, вообще крепких нет. Толи их специально не дают, чтобы народ на стюардесс не бросался, попутно требуя отдельные номера, толи наши в люксе все сгребли. Остается вино, наверняка не крепленое, а сухое, от которого скулы сводит и пиво. И тут я с ужасом замечаю. А чего раздухарился? Хлопнешь стакан, захочется в карты сыграть, а там и покурить. А вот курить-то как раз-то и НЕЛЬЗЯ. Короче засада. Еще раз с тоской оглядываю тележку полную всяких баночек и беру сок.

Начинаю все разворачивать и раскладывать. Не простое, кстати, это дело. Выдвижной столик-то достаточно мал. Ладно, летали, опыт есть. Краем глаза замечаю, что Челентано опять на меня напряженно смотрит, пытаясь понять, что для чего и где соус, а где масло. Вот-вот, это тебе не пиццу со спагетти уминать.

Так, курочка хороша, сочненькая, соусом ее, вот так. Класс. Теперь с булочкой. Как-то она жестковата. Кусаю и …………….. В БОГА, ДУШУ, ПЛОСКОГУБЦЫ ……………… Капец. Коронка, закрывающая передние верхние два зуба остается в проклятой булке. Так и есть. Во рту дыра. И чё терь делать? Пролетая над гребаным океаном, я умудрился в самом начале гребаного путешествия сломать коронку. Аж потом пробило. С ужасом представляю, как завтра налетит куча отлакированных американцев на переговоры, а я им буду фи-фи-фи. Лучше застрелиться, чем так посрамить землю русскую.

Самолет тем временем с жуткой скоростью все дальше уносил меня от родных берегов, от родного дома и от классного врача Юрки, который последние 20 лет мне только и делал, что что-то мне то вынимал, то вставлял в рот.

Ладно, надо успокоиться. Не надо паники. Как же мне дыру прикрыть, ведь рот совсем не открыть? Может платком? Тут же вспомнились все гангстерские фильмы, где все бандиты с повязанными на мордах платками. Точно, вот так завтра заявлюсь и как гаркну – ОГРАБЛЕНИЕ! Тут же загребут и наверняка долго будут бить ногами, чтобы не пугал честное американское общество. Нет, это не выход. Блин, значит надо какого-то врача искать местного. Ну, все, не жить встречающему переводчику, пока мне врача не найдет.

А самолет все летел и летел, ровно гудя турбинами, все дальше унося меня к чужим неведомым берегам. В салоне уже потушили свет и народ начал как-то устраиваться в узких креслах на ночлег. Я еще покрутил телик, потом выключил и, как-то с трудом, изобразив полулежащее положение, наконец, заснул, крепко прижимая свои небольшие сбережения в нагрудном кармане. За иллюминатором была ночь, а за ней новый день. Что он мне принесет?

Сон был беспокойным. Снились почему-то лысые крепкие девахи в кепках, которые носились за мной по незнакомому ночному городу и кричали – Отдайся. Я бежал от них весь в поту, не выпуская из рук родного чемодана, все время больно бившего меня по ногам. В самый последний момент, когда вся эта орава с горящими похотливыми глазами, уже зажала меня в темном тупике, легкий толчок в плечо разбудил меня. Я открыл глаза. На меня удивленно смотрел мафиози. Как я готов был его расцеловать. Принять мученическую смерть от женщины? Ни за что. Пусть уж лучше от мужика. Однако, переведя взгляд выше, я заметил стюардессу, принесшую нам завтрак. УРА. Я БУДУ ЖИТЬ.

Чашечка спасительного кофе окончательно вернула меня к жизни. Я налетел на бутерброды, попутно заметив, что Челентано уже во всю освоился в самолете. Завтрак пролетел незаметно, за исключением одного – я убил на него в два раза больше времени по причине отсутствия таких дорогих моему сердцу передних зубов. Ну, да ладно. Разберемся. Но переводчику действительно не жить, пока мне зубника не найдет.

А вот и долгожданная команда – Пристегните ремни, идем на посадку. Два круга над аэродромом, видно у летчика нога затекла, колеса коснулись бетонки и аплодисменты пассажиров. Так у них принято благодарить экипаж за удачный полет.

Выкатываемся из самолета. Таможня. Опять снимаю ботинки, ремень, часы и поддерживая брюки, иду в носках по голому полу к рамке. Гады, хоть бы тапочки какие дали. Я их сам стирал. Прохожу. Не звенит, уффф. На выходе здоровенный негр уже тянет лапы, как я понимаю, меня ощупать. Ладно, щупай. Лишь бы не заржать. Жуть как щекотки боюсь. Ощупав, он вперился в меня взглядом и что-то начал говорить. Чего спрашивает-то? Золото? Бриллианты? Наркотики? Бомбы? Господи, да что он говорит-то? А главное, что мне отвечать-то? Сейчас что-нибудь ляпну не то и тут же скрутят. После пятиминутного монолога, негр наконец заметил отчаяние в моих глазах и просто крутанул пальцем. Вот блин, он повернуться, оказывается, просит. Аж пот прошиб. Поворачиваюсь. Нет, не доживу я до конца этого путешествия. Уже мелькают завтрашние заголовки всех газет – РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНИНА ХВАТИЛ КОНДРАТИЙ В АМЕРИКАНСКОМ АЭРОПОРТУ.

Мой зад видно сразу внушил негру доверие, потому как я услышал – Иди на фиг, типа свободны. Все. Америка меня впустила. О, как я хочу курить. Теперь чемоданы и я с приятелем выхожу из здания аэропорта. А вот и наш переводчик Евгений, худощавый паренек лет 26. После взаимных узнаваний и приветствий, его первый вопрос – Ну, какие у нас планы? А планы у нас такие – говорю. Мне пофиг все встречи, все зажратые и холеные американские бизнесмены, пока ты, дорогой мой человек, не найдешь мне срочно зубника по причине ликвидации здоровенной дыры в моем рту. Тот с ужасом посмотрел на меня. Ну что за страна? Как же они жутко не любят нештатных ситуаций? И это правда, я потом не раз в этом убеждался. Через пару минут, поскребя затылок, он сделал куда-то пару звонков и обрадовано сообщил – Есть, нашел, договорился, завтра ждут. ОК. Тогда едем размещаться в гостиницу, пройдемся немного по вечернему городу, а заодно, где-нибудь перекусим. На том и порешили. Быстрее, быстрее завтрашний день. Как же хочется снова почувствовать себя полноценным человеком.

Гостиница. Утро. Первое утро в Филадельфии в штате Пенсильвания в Америке. Первое утро на другом конце Земного шара. В уме не помещается, во куда занесло. Это не в Европу сгонять. Там все в прямой видимости. Это надо шарик обогнуть. Это очень далеко. Время 9 часов утра. Продираю глаза со своим приятелем, так его назовем. Стоп, стоп. Не надо грязи. Никаких любовниц и секретарш. И ориентация у меня нормальная. Коллега мой и нормальный парень. Дело вместе делаем и дело не простое.
Так вот. Переводчик наш должен подойти через полчаса. Нам нужно быстро привести себя в порядок, позавтракать внизу и его встретить. Ладно, спускаемся. Я еще накануне заприметил гостиничный такой бар. Просторное помещение, разделенное как бы пополам. С одной стороны столики, как в ресторане, с другой просто столы с едой. Так называемый «шведский стол». Вот интересно, никогда не приходило в голову такое сочетание – «шведская семья» за «шведским столом». Наверное, такая идиллия?
Ладно, извините, продолжаю. Так вот, ресторан мы отметаем. Там говорить надо, а нам без переводчика это как-то не с руки. Такого назаказываем, повар с ума сойдет. Это в лучшем случае, в худшем – нас посадят за оскорбление истинноамериканских чувств великой американской страны. А вот шведский стол – это нам знакомое. Подходи, бери что хочешь, там и так все понятно, что к чему. Поел, тупо сунул деньгу на выходе и сдачу получил. Ребенок справится. Все просто. Это мы на раз справимся.

Нет, ну вот все-таки мы, русские, сообразительный народ. Немец бы на нашем месте давно бы застрелился от невозможности решения такой проблемы, особенно если бы для достоверности ему язык оторвать и прямо перед началом эксперимента. Ладно, пусть живет.
Ну, так вот. Спускаемся, входим. Народу мало. Я уже прикидываю, чего наберу. А наберу я всего и понемногу, но много. Тут подскакивает этакая миниатюрная девица японоамериканской внешности. В том смысле, что японка, но без кимоно и самурайского меча, а в стильном фирменном прикиде. Хватает так нас аморально под ручки и прет к столикам, непрерывно что-то тарабаря. Мы конечно упираемся. Типа, гражданочка, нам не туда, нам к «шведам», и все пытаемся ее от себя отлепить. Ни в какую. Хваткая такая самурайка попалась, цепкая, а кругом люди уже поглядывать на нас начали. Короче доволокла двух не слабых мужиков до ближайшего столика, за который мы и вынуждены были плюхнуться. Я теперь Японию очень сильно уважаю. Очень хваткая нация. Ладно, сидим, соображаем, что делать будем.

А, ерунда, прорвемся. Значит так. Я заказываю себе кофе (оно и в Африке кофе) и бутерброд, типа сэндвич. Это-то они должны понять? Подскакивает официант, такой молоденький фирменный слегка загорелый негр и в легком поклоне вежливо спрашивает типа, чего изволите. Я совершенно так непринужденно и самоуверенно говорю ему – Ай вонт уван кофе энд уван сэндвич. И для убедительности так показываю руками, что надо что-то разрезать, туда что-то вложить и это все дать мне, так как я очень сильно есть хочу. Чую про кофе он разобрал, а вот сэндвич, да еще с моей жестикуляцией его как-то смутил. И даже не то что смутил, а просто в ступор загнал. Стоит, глазами вращает и прямо на глазах из слегка загорелого превращается просто в настоящий гуталин. Вот гадство, думаю. Чего же они здесь сэндвичей не едят? Смотрю на приятеля. Тот в стул вжался. Ясно, помощи не жди. Так, и че теперь делать? А хрен вам! Нас русских голыми руками не возьмешь! Поворачиваюсь и говорю – плиз меню энд джаст э момент. Опа, сработало, ожил. Протягивает мне меню и отходит.

Смотрю на приятеля. Сейчас получишь за то, как голодного командира на поле бросать. Держи – говорю – разбирайся. Ты же на пять слов меня больше знаешь. Читает, всматривается в знакомые буквы. Я с гордым видом, типа, я самое трудное сделал, теперь ты, оглядываю зал. Все жуют. О, нашел – вскрикивает приятель. ПОТАТЕ – это картошка. Так, уже легче. Кофе с картошкой? Уже что-то. Через пару минут он еще кое что там нашел и мы позвали гуталина. Тот испуганно подошел к нам, но мы уверенно ткнули ему пальцем в меню, он сразу врубился и успокоился. Но я все-таки ему напомнил про кофе и чтоб черный был, как у них в Африке. Теперь все вздохнули с облегчением. Мирового конфликта нам удалось избежать, и уже через 10 минут мы жадно уплетали и картошку и какие-то поджаренные колбаски, и еще что-то вкусное и, главное, кофе, который я так люблю по утрам.

Выкатываемся на улицу. Здесь, наконец, можно покурить. Нет, прямо офонарели совсем всей страной, взяли и шлепнули закон – курить строго запрещается в общественных местах. А в городе кругом общественные места. Шагу не шагни, уже общественное место. И что делать? Ездить специально за город? А нет, вон почтенная американка, по виду – бомжиха, смолит себе спокойно. Значит, и мы затянемся, пусть только знак не подаст, если полиция нагрянет. Я, правда, на всякий случай сигарету в кулаке прятал, а для всех усиленно делал вид, что внимательно считаю этажи стоящего напротив пятиэтажного дома.

Ага, вот и переводчик подъехал. Здороваемся, садимся, едим. Зубник меня уже ждет. Мелькают кварталы, потом пригород, потом маленькие городишки сменяют друг друга. Вроде все как у нас, а вот все вокруг чище. Это вообще первое, что бросается в Америке, да в прочем и не только в Америке, а вообще за границей, в глаза. Ну почему, тот же примерно климат, те же дороги, та же земля, те же газоны и бордюры, те же машины, а все чисто. За все время ни одной подметальной машины не видел, а у нас после десяти – и все равно грязно. Дождь идет, а вода по стеклам из под машин такая чистая, что, кажется, ее пить можно. Вот у меня машина во дворе стоит. Рядом Ботанический сад. Казалось бы такая экология. Вечером машину помоешь, на утро выйдешь, а она вся в такой пыли, как буд-то и не мыл. Загадка.

А вот и нужный городишко. Коттеджи, коттеджи. Подъезжаем к одному. На встречу выходит сам хозяин – поджарый суховатый мужичок и на чистом русском с нами здоровается. Ах да, он же из бывших наших. Проходим в дом. Ничего так внутри. Пустого места нет. Аквариумы, картины, мебель, большие телевизоры. Дорогой пол из мраморной плитки. Хозяин долго сетует, что одна из двух его маленьких собачек скатилась однажды с его любимой мраморной лестницы и переломала себе все ноги. Две тысячи долларов бедолага отдал за ее лечение. Теперь она наполовину внутри железная.

Никак не пойму, уютно ли мне здесь или нет? Ребята в гостиной остались, а меня под белые рученьки и сразу в кабинет. Время – деньги, и это правильно. Спускаемся в полуподвал. Ага, здесь у него подпольный кабинет. Переводчик предупредил, что он тут без лицензии шпарит. Ого, не слабый кабинетик. Просторная комната. В центре орудие производства – зубоврачебное кресло. Слева-справа какая-то живность, потом разглядим. Перед креслом у стены некая композиция из двух манекенов в белых халатах – типа врач и медсестричка в до невозможности коротеньком халатике и в чулочках. Это чтоб на анестезии экономить, догадался я. Протягиваю мужичку вытащенную с трудом из треклятой французской булочки выпавшую коронку. Сажусь, с трепетом открываю рот. Очень бы хотелось ее побыстрее вставить и не надо ничего сверлить. Там и так все пересверлено. Мужичок с интересом осмотрел драгоценную моему сердцу советскую коронку, затем полез в рот и внимательно пересчитал мне все зубы. Это типа, чтоб потом претензий не было. Ладно, пусть считает. Мне бы побыстрее ее только на место поставить. Что-то протер, что-то поскреб, чем-то смазал и воткнул ее мне на прежнее место. Все, теперь пол-часа не есть. Дорогой, да я неделю даже пить не буду, лишь бы она у меня в этой вашей Америке снова не отвалилась. Оба довольный пожимаем друг другу руки. Он – за то, что срубил с меня 50 баксов за одну минуту, израсходовав лишь каплю клея. Я – за то, что теперь снова во всеоружии, вернее, во всезубии. Он подводит меня к своей живности. Ба, да тут трех метровый питон, крокодильчики, и пауки всякие. Он показывает на стену, где развешаны фотографии его пациентов с этими гадами. Давай, дескать, и ты сфотографируйся на память. Ну уж нет. Я уже такого натерпелся, что еще капля и точно кого-нибудь схвачу и буду пытать ржавыми плоскогубцами. Как радушный хозяин он проводит по своему дому. Дети все на учебе, тишина. Дома лишь жена, которая пробовала в ответ на его истошный крик показаться из-за двери. Но я так и не понял, что высунулось и этой толи голове, толи задней части сказал – Здрастье.

Потом, мы выходим из его дома, садимся в машину и уезжаем прочь, и я надеюсь навсегда, из этого маленького американского провинциального городишки. Впереди меня ждут переговоры с деловыми американцами, новые знакомства, встречи, коктейли. Ну да я теперь спокоен. Я при зубах, а значит, не посрамлю землю русскую.

24.04.2007

 


Действия: вернуться к дневнику | добавить комментарий

Комментариев - 2, комментаторов - 2, оценок - 2, место в рейтинге постов - 439

Вячеслав, 67, Москва
02.01.2009, 16:10
Ответ для: Яна

Яна, спасибо за комментарий. Но полагаю, что не поздно еще и вернуться к описанию того путешествия. Хотя, конечно, жалко, что многие детали стираются. И несомненно согласен с вами. Читая чужое вдруг находишь там свое и это радует. Помню, Наталья когда что-тио из этого прочитала, начала выкладывать и свои замечательные американские впечатления. С этого, если мне память не изменяет, и начались ее дневники. Так что пишите и вы. Нам всем есть чем поделиться и что вспомнить.


Яна, 58, Москва
02.01.2009, 14:38

При прочтении любого текста каждый  прочитывает в нем свое. Я вспомнила свою поездку в Канаду. Впечатления были сильные, но видимо, надо было сразу их описывать, чтоб получилось достоверно.

Первое, что я всегда вспоминаю сразу - это зеленые лужайки (был декабрь месяц) и на этих лужайках белки. Они большие, пушистые - красавицы!!! Ну большие, как кролики! Сидят себе беспечно, никто их не трогает - они защищены законом! А законы действуют - реально! Ну вообще я пишу о белках, а не о законах. Но кстати и о законах - там все законы написаны для того, чтоб их исполнять, а не как у нас - длятого,чтоб обходить...

"Воображение рисует девушку. И чтоб вся такая ладненькая, стройненькая, вся такая аккуратненькая. Да, и чтоб не жена «нового русского»".....

Так вот  когда я летела туда, видимо летел в нашем самолете пассажир, который рисовал себе подобные картинки... И этой его картинкой оказалась ...я...  Подходит ко мне стюардесса с красивой коробкой конфет и объясняет ( на англ) что-то долго... при этом протягивает коробку конфет и показывает вглубь салона на мужчину... Ну я то все поняла, в ответ спасибо-спасибо... Но от растерянности осчастливить этого мужчину не смогла, не знала как... Но была ему очень благодарна за оказанную симпатию... Конфетки съела, вкусные были...

Ну Вы понимаете, зачем я это написала? О том, как случаются знакомства. Вы мечтали сидели, вот это пример уже какого-то действия... вот так они и случаются, романтические знакомства " в небесах". Улыбка